Вчера ночью вернулся домой после «Первомая». Вынужден брать это слово в кавычки. Потому что такого 1 мая на моей памяти еще не было.

Нам показали полицейское государство во всей «красе». Начиная с незаконной «фильтрации» полицейскими плакатов и флагов еще при сборе участников шествия из рядов демократической оппозиции, и заканчивая задержаниями тех, чьи плакаты или лозунги полиции не нравились. Не нравились им, естественно, антипутинские и антибегловские лозунги.

Смольнинско-пригожинские информационные помойки, давно уже слившиеся в общий хор, наперебой пишут о «провокаторах, которые сорвали проведение праздничного шествия», отказавшись убрать «незаконные лозунги».

Но с какой стати лозунги против Путина и Беглова незаконны? Каким законом они запрещены? Здесь нет такого закона, который был нарушен. Более того, например, в заявке «Яблока» специально было написано: на шествии допускается ЛЮБАЯ символика, не запрещенная законом.

Значит, можно прийти на шествие с плакатами и против Путина, и против Беглова, и за смену власти, и можно принести «радужные» флаги и плакаты, потому что и это в России пока еще не запрещено.

Значит, провокаторы — это не оппозиция, отказавшаяся убрать свои лозунги и требовавшая освободить незаконно задержанных. Провокаторы — это полиция и Смольный, действия которых, на мой взгляд, вполне подпадают под статью 149 УК РФ о незаконном воспрепятствовании проведения публичного мероприятия. Мы с юристами уже обсуждаем возможность привлечения виновных в срыве шествия к ответственности.

А лжецы и клеветники — это те провластные СМИ, которые обвиняют оппозицию в «срыве шествия», отрабатывая политический заказ. Отдельная «фишка» — это обвинение задержанных в том, что во время шествия, когда они останавливались, они что-то кричали, и это был «несогласованный митинг внутри согласованного мероприятия». Это вообще что? Где тут ночевал закон?

Спасибо всем, кто пришел — и коллегам из «Яблока», и нашим сторонникам, и нашим коллегам из демократической оппозиции, и журналистам, которые обо всем этом писали, и тем, кто помогал, кто меня возил, и кто передавал информацию.

Я объехал несколько отделов полиции (28, 70, 24, Невское РУВД), что смог — сделал. Надо сказать, что полиция порой демонстративно отказывалась (как в 28 ОП) отвечать мне даже на вопрос о том, что вменяется задержанным. А «вишенка на торте» — это происходившее в Невском районе, где председатель районного суда дал команду (!) полиции везти в суд всех задержанных, для чего судьи в этот день вышли на работу.

Закон вовсе не требует этого — и уж точно не дает суду права командовать полицией. Когда я предал огласке эту информацию, они стали немного отрабатывать назад, и часть задержанных отпустили, обязав явкой в суд. Часть людей все же повезли в суд. И, например, Андрею Пивоварову из «Открытой России» и Александру Шуршеву из штаба Навального дали 10 суток (!) ареста — при том, что они ни в чем не виноваты. А Арсений Глазков получил штраф в 10 тысяч рублей за то, что шел с флагом «Яблока».

Это — доказательство страха власти перед оппозицией.

Когда на Невский выходят мракобесы и сталинисты, коммунисты и националисты — власти не страшно. Потому что для них это социально близкие.

Власти страшно, когда на Невский выходят те, кто против Путина и против Беглова. Когда СМИ дают «картинку» с антипутинскими и антибегловскими плакатами. Когда на Невском звучит «Россия без Путина», «Петербург без Беглова!» и «Путин — вор!» Власти страшно, когда на Невский выходят те, кто за свободные выборы и смену власти — потому что она знает, что на свободных выборах произойдет смена власти.

Но это все равно обязательно случится.

Как там в старой сказке?

«Мы шею Кащею намылим, наконец!»

Борис Вишневский, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга (фракция «Яблоко»)

Эхо Москвы

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.67 (3 голосов)