По номеру "Народного корреспондента" (8-800-700-87-39, звонок бесплатный) Сергею Михайлову позвонила женщина и рассказала, что ее сын, учитель, попал в ситуацию, когда его хотели наказать за посещение магазина без маски, но когда он пришел знакомиться с материалами дела в суд (тоже без маски), его вообще заковали в наручнии и отправили в "обезьянник". 

- Это Людмила Николаевна Князева. Село Элекмонар, Чемальский район. У меня есть сообщение о преступлении, я немножечко не знаю, как дальше делать... мой сын, Чердынцев Сергей Викторович, учитель физики в Чемале, уже несколько лет работает там, он музыку ведет и иногда ОБЖ, когда там получается по часам и так далее. Так вот, случилось вот что – сейчас он находится под уголовным преследованием. Мало того, уже суд даже начался неделю назад – второе заседание. Ему «шьют» уголовное по 319-й статье  – якобы оскорбление полицейских.

Значит, был назначен суд по маске – в «Марии - Ра» он был без маски, он там в ответ –  почему нет специальных контейнеров, ну и так далее, ну вот то, что печаталось, там незаконно, Попова там, по ее постановлению или там письму...  ну и вот, 21-го должен был быть суд, а он еще с одним товарищем по несчастью,  друг другу они помогали, тоже там парень без маски был, и на того парня, значит, написали и пригласили для протокола.

- Там штраф всего 500 рублей, грубо говоря, по маске, я правильно понимаю?

- Я вам скажу: дело не в штрафе. Он пришел для ознакомления с делом, 17-го это было, в пятницу, декабря. Там оказался каким-то образом полицейский Кадыев, который начал, не представившись, качать права, так скажем. Мой сын отвечает, что все суд это и определит. Ну, и так далее. Завязалась беседа, которая есть и в интернете даже, благодаря следственным действиям, так вот – сын разговаривал очень деликатно, даже удивительно, как деликатно, тем не менее, позвав еще одного по телефону полицейского и двух вот этих, которые приставы стояли в фойе суда, они навалились на сына, выбили, значит, телефон, сын тоже снимал и тот товарищ, забыла фамилию... Вот, и навалились и когда они надевали наручники, он дико просто кричал, и кто-то из охранников снимал это событие. Значит, он произнес несколько слов, ну, можно сказать, матерных, в том числе – вы герои, что-то там «#ля» прозвучало, именно в момент, когда его задерживали и избили, лицом в грязь, наручники…

- Это где происходило?

- Это в фойе суда. Он пришел для ознакомления с делом.

- Какого суда?

- Чемальского районного суда.  Дальше его препроводили в наручниках в «обезьянник», вечером пришли люди, он мне позвонил, сказал – мам, я в «обезьяннике», у меня тут забирают телефон, я просто сообщаю, чтоб ты не волновалась.  Мы тут собираемся несколько человек, вроде как в защиту – на каком основании, почему такое происходит? Требуется только протокол, о чем он и говорил  – вы составляйте протокол на месте,  будем разбираться. Так вот, статья 19.3 – это неповиновение, якобы, а через неделю… А, я сейчас скажу еще события – сутки все-таки ему пришлось там пробыть, а это следующая была там суббота, пришлось всё-таки им позвать судью, Иваныш такая, которая провела этот суд, хотя бы по изменению меры пресечения, потому что понедельника он должен был бы сидеть, суды не работают и так далее. А получилось так, что, когда его вечером задержали, я позвонила в Барнаул ребятам, которые так сказать, тоже незаконность эту устанавливают... 

- Незаконность чего устанавливают? 

- Задержания, в частности. Ну, там и масочный режим, его нарушение, люди, которые с этим уже сталкивались, более искушенные в этом деле. Мы пришли узнать, кто-то говорит, что его росписи нет, но мы нашли уже документы к этому моменту о том, что распоряжение вообще не является нормативно-правовым актом...

- Теперь меня послушайте, здесь смотрите ситуация какая: вот то, что вашего сына там хватали вчетвером, наваливались, что наручники на него напяливали и так далее, это – безобразие. Но сама по себе эта история с масочным режимом –  я здесь с вами не согласен. Хуже от масок не будет.

- Это ваше тоже мнение как бы.... 

- Это не мнение, это научные данные. А то, что их опровергают –  это из серии, знаете, что Земля плоская. Но это тоже мнение, правда, но оно ложное мнение. 

- Сергей, ну я это понимаю, ну вы слушайте. Ни Роспотребнадзор, ни ученые, ни врачи и даже Минздрав не участвовал в этом, ни постановления нет...

- Слушайте, ну разговор же, наверное, не про маски, да? Разговор про то, что его схватили, вчетвером навалились в суде.

- Конечно, да-да... Он от неожиданности вскрикнул такое, да, он, значит, сопротивлялся, он не понял, почему его задерживают... 

- Я понимаю, что началась, так сказать, силовая часть конфликта и его там крутить начали, наручники надевать, это всё понятно. Я спрашиваю – почему полицейский позвал второго полицейского? Почему позвали приставов? Что он не так делал?  

-  Для ознакомления с делом пришел в суд без маски.  

- А, они пытались его заставить надеть маску?

- Надеть маску, незаконно составить протокол в здании суда...

- Секунду. Он пытался пройти в здание Чемальского районного суда для ознакомления с делом о штрафе, что в «Марие-Ра» был без маски?

- По маскам, да. Он по решению суда решил вести эту политику – получить знания и сказать о своем.

- Он пытался зайти в суд, но при этом он отказывался надевать маску при входе в суд. Это и послужило непосредственной причиной конфликта, я правильно понимаю?

- Можно сказать и так, если не брать другое в расчет. Слушайте!

- Ну, полицейские не на всех же бросаются в здании суда, чтобы с делом познакомить.

- О, батюшки мои, нет, не на всех, но он себе погоны заслужить хотел и прибавку к зарплате или... Вы послушайте дальше, если хотите. Если нет, я кладу трубку.

- Я слушаю внимательно.

- Вот так вот. Дело по 19.3 – неповиновение полиции при препровождении. Но начали звонить со всей России люди, поступило больше двухсот звонков, представляете? Причем есть люди, почти 20 человек, так докладывал полицейский, который там на тот момент был дежурный, что незаконное задержание. Можно было оформить это протоколом и всё, но этого не произошло... дело в том, что, видимо, из-за этого получилась какая-то такая ситуация, что полиции пришлось как бы за свои незаконные действия,  задержание и заключение под стражу, это по-моему, 301 статья уголовного кодекса...

- Иваныш же рассмотрела дело.

- Но мы до сих пор решение не знаем, она не дала посмотреть. А не дала посмотреть, потому что…

- Не торопитесь, подождите, у меня такой вопрос. В субботу вызвали судью Иваныш. Она рассмотрела протокол по неповиновению?

- Не-не-не-не. Что вы, что вы, нет. По пресечению, по мере пресечения. Она рассмотрела это и всё.

- Подождите. Какая может быть мера пресечения по «административке», вы чего говорите?

- Так в том-то и дело, о чем и речь. Ну, вы поняли?

- Нет, не понял. Давайте я уточняющий еще вопрос задам. Его первоначально задержали по административному делу о неповиновении законному требованию сотрудника полиции.

- Да-да.

- Это статья 19.3. Она позволяет в качестве наказания  административное задержание до 48 часов. Вот его хотели держать там до понедельника, но в итоге судью вызвали –  судья-то Иваныш почему рассмотрела меру пресечения, когда она должна была рассматривать статью 19.3, она ему какое наказание дала? 

- А они просто его отпустили до решения судов, она отпустила его домой. Потому что больше двух суток…

- То есть она не рассмотрела...

- Дело в том, что протоколов-то не было на тот момент. Ни того, ни другого.

- Значит, смотрите. Дальше что произошло? Они отказались возбудить уголовное дело об оскорблении представителя власти.

- Да.

- Он там какими-то плохими словами о них отозвался, они его скрутили...

- Да. Но следователь нашелся по особо важным делам, Еремин некто, это Майминская межрайонная, который сначала по статье 19.3 чего-то там, а потом показывал пальчиком и, короче говоря, накатал 52 страницы заключения обвинительного, откатали пальцы, подписка о невыезде и так далее. Но это, как мы поняли, и знакомство с этими материалами по рапорту, который подал через неделю после случившегося, сейчас скажу кто – Матюх, начальник полиции Чемальской... Сын там ознакомился, кое-что отснимал для себя, там страницы сначала не прописаны, потом карандашиком всё, потом вкладыши делали, видимо, ну, как это обычно бывает, я с этим сталкивалась когда-то, еще живя в Барнауле, и знаю, какой бардак...

- Ну, понятно. Я вам скажу аж два мотива, по которому они дело возбудили. Первый мотив чисто там карьерный – звездочку срубить, а второй мотив –  видите, у вас там и в Барнауле друзья, и двести звонков, они, понимая, что вы в свою очередь будете атаковать их за то, что они вот так вот его схватили –  ну, по большому счету, зачем его хватать-то было вот так вот? Вчетвером и так далее. Ну, сказать надо было:  мы вам не разрешаем войти в суд, пока вы не наденете маску.

- Да. Так они уже готовы даже были надеть, с принуждением они были готовы, но им не дали маски, которые прописаны у Поповой. Они им дали маски какие-то из общей кучи, об этом разговор и есть. Дело в том, что все видеоматериалы есть, которые говорят о том, что вопросы были лаконичные, никак не было основания задерживать, валить и так далее. Но ведь «уголовка» уже пошла. 

- Фактически ситуация следующая: вот эти вот два полицейских и два пристава хватают человека, надевают на него наручники, ну, наверное, они его спровоцировали на грубую эмоциональную реакцию. Его же они и спровоцировали, его же они и судят. 

- Да! Ну, молодец, ну ты понял всё! Сергей, я просто знакома с Владимиром Ивановичем Петровым, когда-то на конференциях научных вместе бывали, и он мне вчера сказал – Людмила, ну давай Михайлову позвони в «Листок».

-  Ну, хорошо, Людмила Николаевна, мы с вами сейчас вот разговариваем, телефон всё записывает, мы сейчас просто обработаем запись и напишем про это заметку.

- Хорошо. У меня все материалы –  видео, решения по судам, их четыре аж, все четыре – никаких штрафов, а предупреждения. Наверное, сын как-то убедил, видно было, что какая-то реакция в Чемале... лучшим из учителей его ученики считают, его обожают ученики... видеоматериалы обо всем говорят. Ролик – я скажу название: «Учитель-рецидивист.из Чемала»  и там конец ролика показывает, как люди звонят мне и они не знакомые, а просто, видимо, по чатам каким-то разнеслось, и там как раз отвечает как раз тот самый Кармышев, который даже не мог сказать,  почему и за что задержали человека...  Мало того, что когда сын у следователя запросил лингвистическую экспертизу, оказалось,  в протоколе, который они ему вручили, они сочинили – якобы он сказал , что «менты пи***асы». Он говорит, я не мог произносить это слово.

- Видимо, они сами себя таковыми считают.

- В том-то и дело. 

- Так, у меня вопрос: у вас 1 апреля будет апелляция  по 19-ой статье, я правильно понял?

- По маскам, по маскам. Он просто очень расписал, что он хотел на суде сказать, на суд никого не пустили, людей много рвалось. Мы смотрим ролики по судам, везде люди ходят в масках, готовы были надеть все маски, даже кто бы не хотел их носить. Кстати, в этом ролике видно было, как просто в суд не пускали. 

- Но в суд не пускали просто потому что не было масок или по какой-то другой причине?   

- В суд не пускали, сказали – коронавирус.  Суд открытый, в мировом сейчас рассматривается уголовное дело, а по маскам было в районном. У него все время назначали аж по четыре суда в день, вы можете себе представить? На прошлой неделе два суда было. Снова сын запросил в суд для дачи показаний Кадыева, тот начал отказываться, что было задержание. Ну а как не было? То ли они там что-то пересочиняют, то ли что – мы не поняли.

- Ну, напишем, хорошо, спасибо, что рассказали.

- Ну всё, до свидания.

 

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.  

Людмила Николаевна Князева. Село Элекмонар, Чемальский район. У меня есть сообщение о преступлении, я немножечко не знаю, как дальше делать... мой сын, Чердынцев Сергей Викторович, учитель физики в Чемале, уже несколько лет работает там, он музыку ведет и иногда ОБЖ, когда там получается по часам и так далее. Так вот, случилось вот что – сейчас он находится под уголовным преследованием. Мало того, уже суд даже начался неделю назад – второе заседание. Ему «шьют» уголовное по 319-й статье – якобы оскорбление полицейских. Значит, был назначен суд по маске – в «Марии - Ра» он был без маски, он там в ответ – почему нет специальных контейнеров, ну и так далее, ну вот то, что печаталось, там незаконно, Попова там, по ее постановлению или там письму... ну и вот, 21-го должен был быть суд, а он еще с одним товарищем по несчастью, друг другу они помогали, тоже там парень без маски был, и на того парня, значит, написали и пригласили для протокола.

- Там штраф всего 500 рублей, грубо говоря, по маске, я правильно понимаю?

- Я вам скажу: дело не в штрафе. Он пришел для ознакомления с делом, 17-го это было, в пятницу, декабря. Там оказался каким-то образом полицейский Кадыев, который начал, не представившись, качать права, так скажем. Мой сын отвечает, что все суд это и определит. Ну, и так далее. Завязалась беседа, которая есть и в интернете даже, благодаря следственным действиям, так вот – сын разговаривал очень деликатно, даже удивительно, как деликатно, тем не менее, позвав еще одного по телефону полицейского и двух вот этих, которые приставы стояли в фойе суда, они навалились на сына, выбили, значит, телефон, сын тоже снимал и тот товарищ, забыла фамилию... Вот, и навалились и когда они надевали наручники, он дико просто кричал, и кто-то из охранников снимал это событие. Значит, он произнес несколько слов, ну, можно сказать, матерных, в том числе – вы герои, что-то там «#ля» прозвучало, именно в момент, когда его задерживали и избили, лицом в грязь, наручники…

- Это где происходило?

- Это в фойе суда. Он пришел для ознакомления с делом.

- Какого суда?

- Чемальского районного суда. Дальше его препроводили в наручниках в «обезьянник», вечером пришли люди, он мне позвонил, сказал – мам, я в «обезьяннике», у меня тут забирают телефон, я просто сообщаю, чтоб ты не волновалась. Мы тут собираемся несколько человек, вроде как в защиту – на каком основании, почему такое происходит? Требуется только протокол, о чем он и говорил – вы составляйте протокол на месте, будем разбираться. Так вот, статья 19.3 – это неповиновение, якобы, а через неделю… А, я сейчас скажу еще события – сутки все-таки ему пришлось там пробыть, а это следующая была там суббота, пришлось всё-таки им позвать судью, Иваныш такая, которая провела этот суд, хотя бы по изменению меры пресечения, потому что понедельника он должен был бы сидеть, суды не работают и так далее. А получилось так, что, когда его вечером задержали, я позвонила в Барнаул ребятам, которые так сказать, тоже незаконность эту устанавливают...

- Незаконность чего устанавливают?

- Задержания, в частности. Ну, там и масочный режим, его нарушение, люди, которые с этим уже сталкивались, более искушенные в этом деле. Мы пришли узнать, кто-то говорит, что его росписи нет, но мы нашли уже документы к этому моменту о том, что распоряжение вообще не является нормативно-правовым актом...

- Теперь меня послушайте, здесь смотрите ситуация какая: вот то, что вашего сына там хватали вчетвером, наваливались, что наручники на него напяливали и так далее, это – безобразие. Но сама по себе эта история с масочным режимом – я здесь с вами не согласен. Хуже от масок не будет.

- Это ваше тоже мнение как бы....

- Это не мнение, это научные данные. А то, что их опровергают – это из серии, знаете, что Земля плоская. Но это тоже мнение, правда, но оно ложное мнение.

- Сергей, ну я это понимаю, ну вы слушайте. Ни Роспотребнадзор, ни ученые, ни врачи и даже Минздрав не участвовал в этом, ни постановления нет...

- Слушайте, ну разговор же, наверное, не про маски, да? Разговор про то, что его схватили, вчетвером навалились в суде.

- Конечно, да-да... Он от неожиданности вскрикнул такое, да, он, значит, сопротивлялся, он не понял, почему его задерживают...

- Я понимаю, что началась, так сказать, силовая часть конфликта и его там крутить начали, наручники надевать, это всё понятно. Я спрашиваю – почему полицейский позвал второго полицейского? Почему позвали приставов? Что он не так делал?

- Для ознакомления с делом пришел в суд без маски.

- А, они пытались его заставить надеть маску?

- Надеть маску, незаконно составить протокол в здании суда...

- Секунду. Он пытался пройти в здание Чемальского районного суда для ознакомления с делом о штрафе, что в «Марие-Ра» был без маски?

- По маскам, да. Он по решению суда решил вести эту политику – получить знания и сказать о своем.

- Он пытался зайти в суд, но при этом он отказывался надевать маску при входе в суд. Это и послужило непосредственной причиной конфликта, я правильно понимаю?

- Можно сказать и так, если не брать другое в расчет. Слушайте!

- Ну, полицейские не на всех же бросаются в здании суда, чтобы с делом познакомить.

- О, батюшки мои, нет, не на всех, но он себе погоны заслужить хотел и прибавку к зарплате или... Вы послушайте дальше, если хотите. Если нет, я кладу трубку.

- Я слушаю внимательно.

- Вот так вот. Дело по 19.3 – неповиновение полиции при препровождении. Но начали звонить со всей России люди, поступило больше двухсот звонков, представляете? Причем есть люди, почти 20 человек, так докладывал полицейский, который там на тот момент был дежурный, что незаконное задержание. Можно было оформить это протоколом и всё, но этого не произошло... дело в том, что, видимо, из-за этого получилась какая-то такая ситуация, что полиции пришлось как бы за свои незаконные действия, задержание и заключение под стражу, это по-моему, 301 статья уголовного кодекса...

- Иваныш же рассмотрела дело.

- Но мы до сих пор решение не знаем, она не дала посмотреть. А не дала посмотреть, потому что…

- Не торопитесь, подождите, у меня такой вопрос. В субботу вызвали судью Иваныш. Она рассмотрела протокол по неповиновению?

- Не-не-не-не. Что вы, что вы, нет. По пресечению, по мере пресечения. Она рассмотрела это и всё.

- Подождите. Какая может быть мера пресечения по «административке», вы чего говорите?

- Так в том-то и дело, о чем и речь. Ну, вы поняли?

- Нет, не понял. Давайте я уточняющий еще вопрос задам. Его первоначально задержали по административному делу о неповиновении законному требованию сотрудника полиции.

- Да-да.

- Это статья 19.3. Она позволяет в качестве наказания административное задержание до 48 часов. Вот его хотели держать там до понедельника, но в итоге судью вызвали – судья-то Иваныш почему рассмотрела меру пресечения, когда она должна была рассматривать статью 19.3, она ему какое наказание дала?

- А они просто его отпустили до решения судов, она отпустила его домой. Потому что больше двух суток…

- То есть она не рассмотрела...

- Дело в том, что протоколов-то не было на тот момент. Ни того, ни другого.

- Значит, смотрите. Дальше что произошло? Они отказались возбудить уголовное дело об оскорблении представителя власти.

- Да.

- Он там какими-то плохими словами о них отозвался, они его скрутили...

- Да. Но следователь нашелся по особо важным делам, Еремин некто, это Майминская межрайонная, который сначала по статье 19.3 чего-то там, а потом показывал пальчиком и, короче говоря, накатал 52 страницы заключения обвинительного, откатали пальцы, подписка о невыезде и так далее. Но это, как мы поняли, и знакомство с этими материалами по рапорту, который подал через неделю после случившегося, сейчас скажу кто – Матюх, начальник полиции Чемальской... Сын там ознакомился, кое-что отснимал для себя, там страницы сначала не прописаны, потом карандашиком всё, потом вкладыши делали, видимо, ну, как это обычно бывает, я с этим сталкивалась когда-то, еще живя в Барнауле, и знаю, какой бардак...

- Ну, понятно. Я вам скажу аж два мотива, по которому они дело возбудили. Первый мотив чисто там карьерный – звездочку срубить, а второй мотив – видите, у вас там и в Барнауле друзья, и двести звонков, они, понимая, что вы в свою очередь будете атаковать их за то, что они вот так вот его схватили – ну, по большому счету, зачем его хватать-то было вот так вот? Вчетвером и так далее. Ну, сказать надо было: мы вам не разрешаем войти в суд, пока вы не наденете маску.

- Да. Так они уже готовы даже были надеть, с принуждением они были готовы, но им не дали маски, которые прописаны у Поповой. Они им дали маски какие-то из общей кучи, об этом разговор и есть. Дело в том, что все видеоматериалы есть, которые говорят о том, что вопросы были лаконичные, никак не было основания задерживать, валить и так далее. Но ведь «уголовка» уже пошла.

- Фактически ситуация следующая: вот эти вот два полицейских и два пристава хватают человека, надевают на него наручники, ну, наверное, они его спровоцировали на грубую эмоциональную реакцию. Его же они и спровоцировали, его же они и судят.

- Да! Ну, молодец, ну ты понял всё! Сергей, я просто знакома с Владимиром Ивановичем Петровым, когда-то на конференциях научных вместе бывали, и он мне вчера сказал – Людмила, ну давай Михайлову позвони в «Листок».

- Ну, хорошо, Людмила Николаевна, мы с вами сейчас вот разговариваем, телефон всё записывает, мы сейчас просто обработаем запись и напишем про это заметку.

- Хорошо. У меня все материалы – видео, решения по судам, их четыре аж, все четыре – никаких штрафов, а предупреждения. Наверное, сын как-то убедил, видно было, что какая-то реакция в Чемале... лучшим из учителей его ученики считают, его обожают ученики... видеоматериалы обо всем говорят. Ролик – я скажу название: «Учитель-рецидивист.из Чемала» и там конец ролика показывает, как люди звонят мне и они не знакомые, а просто, видимо, по чатам каким-то разнеслось, и там как раз отвечает как раз тот самый Кармышев, который даже не мог сказать, почему и за что задержали человека... Мало того, что когда сын у следователя запросил лингвистическую экспертизу, оказалось, в протоколе, который они ему вручили, они сочинили – якобы он сказал , что «менты пи***асы». Он говорит, я не мог произносить это слово.

- Видимо, они сами себя таковыми считают.

- В том-то и дело.

- Так, у меня вопрос: у вас 1 апреля будет апелляция по 19-ой статье, я правильно понял?

- По маскам, по маскам. Он просто очень расписал, что он хотел на суде сказать, на суд никого не пустили, людей много рвалось. Мы смотрим ролики по судам, везде люди ходят в масках, готовы были надеть все маски, даже кто бы не хотел их носить. Кстати, в этом ролике видно было, как просто в суд не пускали.

- Но в суд не пускали просто потому что не было масок или по какой-то другой причине?

- В суд не пускали, сказали – коронавирус. Суд открытый, в мировом сейчас рассматривается уголовное дело, а по маскам было в районном. У него все время назначали аж по четыре суда в день, вы можете себе представить? На прошлой неделе два суда было. Снова сын запросил в суд для дачи показаний Кадыева, тот начал отказываться, что было задержание. Ну а как не было? То ли они там что-то пересочиняют, то ли что – мы не поняли.

- Ну, напишем, хорошо, спасибо, что рассказали.

- Ну всё, до свидания.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 голосов)